Казахстанский оператор рынка электрической энергии и мощности

Қазақша / Русский
  • Электронные торги АО «КОРЭМ» обеспечивают

    равный доступ и равноудаленность для участников, анонимность торговли, свободную конкуренцию, справедливое и прозрачное ценообразование

  • Наши клиенты

    это крупнейшие электростанции, потребители и энергоснабжающие организации Республики Казахстан

  • АО «КОРЭМ»

    предлагает для наших клиентов возможность покупки/продажи электроэнергии на срок от одного часа до года

  • Через АО «КОРЭМ»

    ежегодно заключается 5% сделок от общего объема оптового рынка электрической энергии

  • АО «КОРЭМ»

    первая торговая площадка по покупке-продаже электрической энергии на постсоветском пространстве

Новости компании

28. 11. 13.

Интервью Председателя Правления АО «КОРЭМ» С. Тиесова в журнале "Электроэнергетика Казахстана" - Рынок электроэнергии требует изменения ментальности.

- Суиншлик Амирхамзиевич, Вы  отличаетесь прямотой суждений, о чем можно судить по тому, как однажды в одном из интервью Вы буквально «рубанули с плеча» по поводу качества подготовки кадров в энергетике. Запомнилась фраза, ставшая цитатой: «К руководству энергопредприятиями приходят люди, которые не могут трансформатор от генератора отличить, не знают простейший закон Ома, который проходят в пятом классе - о каком грамотном менеджменте в управлении можно говорить?». С той же прямотой и честностью могли бы охарактеризовать нынешнюю ситуацию на энергорынке страны?

- Не все у нас гладко на рынке электроэнергии. Хотя в свое время Казахстан предпринял серьезные шаги в плане его реформирования. Еще в пору работы первым заместителем министра энергетики РК, я сам участвовал в подготовке плана реструктуризации отрасли. 

Мы тогда отделили передающие сети, электростанции, отделили тепловые сети. Насмотревшись, начитавшись и поездивши по миру, мы не только хотели создать достаточно эффективный рынок электроэнергии, который будет работать по рыночным правилам, но и двигать этот рынок вперед. Он, прежде всего, должен был стать конкурентным. Будут установлены объективные цены для потребителей - вот каким был первый лозунг середины 90-х годов. Мы были уверены, что сделаем эффективно работающий рынок, который позволит субъектам правильно двигаться и развиваться. Сегодня приходит понимание - нам не удалось создать высокоэффективного, высоколиквидного, прозрачного рынка электроэнергии. И это факт!

-А в чем, на Ваш взгляд, главные причины случившегося?

- Первое. Мы просто пытались копировать опыт западных стран. И не учли, что они ментально развивались из капиталистического рыночного хозяйства. У них с младых ногтей в голове заложено как сделать энергорынок высокодоходным и прибыльным. Мы же начали выстраивать энергорынок из централизованной, плановой экономики, что в России , что у нас - опыт был нулевой.

Мы активно перенимали опыт США, скандинавских стран, западной Европы, считая, что нам будет легче - по комиссарски «рубить с плеча» и спускать приказы. Однако, рудименты принципа централизованного опыта управления не отпускают нас до сих пор.

Второе. У нас была отличная от них структура энергетики, которая была построена на плановой экономике. У нас были большие электростанции на угле, которые сосредоточены в Павлодарском регионе - Экибастузские станции и станция в Аксу.

Третье. На региональные ТЭЦ приходится примерно половина генерации. Их основная задача – централизованное теплоснабжение и участие в рынке для них является побочной задачей. Их цель - давать тепло, чтобы люди не замерзли. В климатических условиях Казахстана они по 6-7 месяцев работают в вынужденных режимах, и могут выставить на продажу только то, что производят попутно. Их цены не могут конкурировать с ГРЭС, которые представляют собой заводы по производству килловатт-часов.

Четвертое. Хроническая нехватка пиковых энергомощностей. Нам достаточно электроэнергии для самообеспечения, но хронически не хватает ее в часы пик. И мы вынуждены принимать от соседей - стран Центральной Азии и России.

Еще один минус - сосредоточенность трех станции в одном месте породило олигополию. Эти субъекты поделили рынок на три части и диктуют политику и волю всему энергорынку.

К сожалению, созданная модель не могла стать привлекательной для инвесторов, а раз это так, значит, не имела пути для развития. Существенное влияние оказало и то, что создание рынка электроэнергии совпало с переводом экономики на рыночные рельсы.

Есть и еще ряд моментов. В 1990-м году у нас было потребление электроэнергии более 100 млрд.кВт*ч. В силу того, что экономика начала перестраиваться, многие потребители перестали потреблять ее в прежних объемах. В 1999 году потребление снизилось в два раза - до чуть более 54 млрд.кВт*ч. У нас на станциях имелся избыток мощностей, который не был востребован на внутреннем рынке. Половина мощностей не использовалась, шла амортизация, требовались затраты на эксплуатацию, но адекватной отдачи от рынка они не получали. У соседей творилось то же самое. Имея такие избытки электроэнергии, мы и помыслить не могли о вводе новых мощностей.

- Теперь ситуация в корне изменилась. Кому как не вам, руководителю инфраструктурной компании, которая ведет сектор централизованной торговли на оптовом рынке электроэнергии, знать все тенденции развития и колебания энергорынка...

- С 2000-го года начался рост потребления электроэнергии. В 2012 году наше потребление достигло более 90 млрд. кВт*ч., мы достигли прежнего уровня, а вот мощности остались те же, к тому же, вдобавок, происходит их стремительный износ.

Таким образом, мы неминуемо подошли к моменту, когда электроэнергетика может стать тормозом всей экономики по причине нехватки мощностей. В ответ на наступающий дефицит государство отреагировало введением предельных тарифов - внедрением политики «инвестиции взамен на мощности» с 2008 года. Государство дало понять инвесторам - мы дадим разрешение повышать тарифы, но вы должны вводить новые мощности, чтобы страна не испытывала дефицита электроэнергии.

Даже ввод запланированной мощности не позволяет создать минимально необходимые резервы для функционирования рынка электрической энергии на конкурентной основе. Почему? Анализ всех прогнозных балансов электрической энергии показал, что до 2025 года существенного избытка мощности для Казахстана не планируется, потому что сейчас наращивается потребление. Ежегодный прирост составляет около 4 млрд. кВт*ч по электропотреблению, и если оно будет и дальше иметь ежегодные приросты в таком же темпе, то запланированный прирост энергомощностей, в том числе, за счет политики предельных цен будет способен покрывать только потребности, но не создаст предпосылки для функционирования конкурентного рынка.

- Нас интересуют не только предпосылки устойчивого рыночного механизма, но и конкретные предложения решения проблем, стоящих перед казахстанским рынком электроэнергии...

- На мой взгляд, механизм административного регулирования цен с целью создания базы для наращивания энергомощностей может оказаться неэффективным, так как не рынок дает сигналы о том, что надвигается дефицит и что необходим ввод мощностей, а административно определяется, что надвигается дефицит и, опять же, нужны административные механизмы для их введения. Назрела необходимость в пересмотре действующей модели рынка электроэнергии с тем , чтобы повысить его эффективность и ликвидность.

Сейчас мы пришли к осознанию того, что так, как существует рынок электроэнергии по принятой модели, он дальше существовать не может. Нужно создать такую модель, которая бы давала рыночные сигналы о необходимости ввода энергомощностей и, одновременно, была бы достаточно привлекательной для инвесторов. Чтобы инвесторы понимали - да, в Казахстане существует отлаженный механизм для возврата вложенных инвестиций.

Анализируя 15 летний опыт развития заложенной модели рынка электроэнергии приходим к выводу - для того, чтобы выстроить его правильно, строить его нужно на принципах обязательности, что субъекты рынка обязаны так делать, по тем или иным правилам и законам. А первоначально создатели действующей модели, взяв за основу существующую модель энергорынка западных стран, которая построена на принципах добровольности участия на рынке электроэнергии, не смогли создать необходимых требований.

- Если резюмировать вашу мысль, то есть основания для переустройства модели энергорынка. Вы акцентируете именно на моменте отказа от принципа добровольности?

- Вот именно, нужно отказаться от принципа добровольности и именно на принципах обязательности выстраивать такую модель, которая бы законодательно исключила добровольность участников, и была бы построена на принципах обязательного участия всех субъектов рынка в рынке электроэнергии. Наш народ такой, что его надо направить, выстроить правильную ментальность, а когда он поймет, что это правильно, выгодно, он пойдет по этому пути уже безо всяких уговоров.

В законе была прописана добровольность участия в рынке централизованной торговли. Получается, можно и не участвовать. Это породило негативные моменты, такие как недоступность потребителям дешевой электроэнергии, нарушение принципа равной доступности. Это привело к непрозрачности и скрытости двухсторонних сделок, контрактов, созданию закрытых схем для спекуляции электроэнергией. При этом создаваемая модель электроэнергии должна учитывать такие важные обстоятельства, которые были указаны выше, то есть, правильно выстраивать модель поведения региональных тепловых электрических станций, занятых, в основном, теплоснабжением.

Кроме того, необходимо учесть, что ряд крупных станций вошли в состав крупнейших горно-металлургических корпораций и, в первую очередь, работают на нужды этих корпораций. Учесть, что мощность, вырабатываемая гидроэнергетическими станциями, в основном, производится станциями Иртышского каскада, где основной водоток задается Бухтарминской ГЭС.

В силу отсутствия собственных пиковых мощностей, балансирующий рынок Казахстана должен быть выстроен с учетом необходимости получения мощностей из Центральной Азии и России.

- Что на ваш взгляд нужно для того, чтобы инвестиции пришли в рынок?

- У нас разгорелась дискуссия о правильности выбранной модели рынка мощности внесенной в закон «Об электроэнергетике» в 2012 году. Рынок электрической энергии был дополнен рынком электрической мощности. Причины споров разные – одни считают, что это недостаточно эффективная модель, другие - что не имеет должного подтверждения в мировой практике. Кто-то считает, что это приведет к удорожанию платы за электроэнергию, хотя на самом деле, это является достаточно простым и ясным механизмом для капитализации средств и для возврата средств инвесторов. Это рыночный механизм с участием самих потребителей, которые нуждаются в этих электрических мощностях на будущее. Многие недопонимают того, что независимо оттого, какая модель будет принята – потребителю все равно придется платить дополнительные средства для развития мощностей. Это неизбежно, потому что если хочешь иметь мощности на будущее, надо заплатить, так как их надо, все-таки, построить.

Забывают о том, что именно электрические мощности являются основным индикатором наступающего дефицита. Именно килоВАТТ, а не килоВАТТчас первым сигнализирует о надвигающемся дефиците. Я уже говорил, что Казахстан, являясь пока сбалансированным по электроэнергии, остается дефицитным по электрическим мощностям.

- Что же конкретно Вы предлагаете?

- Надо от дискуссий переходить к скорейшей реализации уже принятой Парламентом и подписанной президентом модели рынка электрической мощности. Я уже говорил о том, что в 1999 году мы почти в два раза упали по энергопотреблению и имелся запас по электроэнергии и мощностям. Если бы тогда, с 2000 года запустили рынок электрической мощности, то сейчас бы мы имели отлаженный и наработанный механизм, позволяющий создать задел по энергомощностям, который позволил бы эффективно функционировать конкурентному рынку электроэнергии.

- Суиншлик Амирхамзиевич, спасибо за содержательную беседу. Желаем Вам успехов в дальнейшей работе.

Вела интервью Гульмира САРБАСОВА

Поделиться